Писатель, ищущий страдания, — излюбленный тип Гонкуров

Раздел: Литература
28-02-2022

Грязь, из которой вырастают голубые цветы, должна быть изучена глубоко и подробно. Глубоко — потому, что иначе причина современной болезни, т. е. состояние общества, останется не вскрытой; подробно — потому, что без точных контактов между средой и личностью не будет понятен путь от причины к следствию. Поиски причин и объясняющих действие деталей составляют, по мнению Гонкуров, специфический метод нового искусства: это «литература, поднимающаяся от события к тому, что движет этим событием, от предметов к душе, от поступка к человеку, от Гомера к Бальзаку».

Но цветы и грязь, из которой они возникают, не составляют того действенного противоречия, которого искали романтики 20-х годов. Гонкуры хотели скорее отождествить, чем противопоставить то и другое. Здесь нет ни движения, ни развития, нет созидающей силы диалектики, которая есть у Бальзака. Метания героев — только форма вечной неподвижности. Тоска по неведомому не спасает от мерзости обыденного, она возвращается в то же лоно пошлости, уйти из которого не дано никому.

Жермини Ласерте в своей жажде нежности, любви и жертв скатывается до низкого разврата, и любовь превращается в истерическую ненависть. Мадам Жервезе теряет разум, охладевает к своему ребенку и в мистическом восторге приходит к почти животному эгоизму. Элиза убивает того, от кого ждала высокой любви, из отвращения к своему ремеслу и без признака раскаяния. Шарль Демайи сходит с ума, художники теряют талант, писатели превращаются в разбойников прессы, гениальная актриса Фостен, пожертвовав своим искусством ради любви, не выносит тяжести жертвы, охладевает к любовнику и копирует его «сардоническую агонию», придуманную автором специально для данного случая. Юная Шери, полная всех очарований, теряет в светских удовольствиях невинность души и умирает от невозможности выйти замуж. Потому что дух и материя — одно и то же, идея — это только движение нервных тканей, а личность, бьющаяся как в клетке в окружающей ее среде, составляет с ней безнадежное тождество. Мадам Бовари, Жермини Ласерте и девка Элиза во власти тех же сил и того же закона, и в этом отношении они прямо противопоставлены героям Жорж Санд, Бальзака и Виктора Гюго.



Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: